Новости Издательского Совета Русской Православной Церкви

http://izdatsovet.ru/upload/iblock/dbc/1.jpg

21.02.2017

Перезагрузим Золотой век?

В книжных магазинах появилась книга Захара Прилепина «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы» (М.: АСТ "Редакция Елены Шубиной", 2017).

Говорить о ней сложно, потому что Прилепин стал фигурой не только литературной, но и политической. Это не умаляет его значения как писателя. Может быть, как раз - наоборот. Лично мне интереснее писатель, который перерастает чисто литературные задачи и вторгается в жизнь. Поэтому Горький мне интереснее Бунина, а Толстой - Тургенева. Поздний Блок и поздний Маяковский интереснее ранних, когда один был только символистом, а второй - футуристом. Солженицын, который, по убеждению ревнителей высокой словесности, "не художник, а публицист", мне интереснее тех, кто так считает.

Так или иначе, книга вышла. Книга яркая. Тема важная. Сделана интересно.

Прилепин в интервью признался, что толчком к написанию книги стало высказывание Николая Сванидзе

Но, прежде всего, непонятен жанр. Что это? Коллекция биографий десяти литераторов Золотого века? Державин, Шишков, Давыдов, Глинка, Батюшков, Катенин, Вяземский, Чаадаев, Раевский, Бестужев-Марлинский. Плюс Пушкин, бегло очерченный как "милитарист" в послесловии и эпизодически присутствующий в каждой из статей. Нет, это не просто коллекция биографий. И даже совсем не коллекция биографий. Тогда что? Филологические "штудии" (есть разбор стихов, цитируются известные литературоведы)? Нет, и не "штудии". А что? Публицистическое высказывание на тему "имеет ли русский писатель право воевать и убивать?" Да, пожалуй... Гимн литературному милитаризму, как его понимает автор? Это есть. Книга о патриотизме? Да, безусловно. Концептуальное высказывание о Золотом веке, который, по мнению Прилепина, был не таким, как его представляли Булат Окуджава и Натан Эйдельман, а суровым и кровавым, но и честным, без страха и упрека, что его выгодно отличает от Серебряного века, где черт ногу сломит во всех этих завихрениях и "прозрениях", а Россию-то мы в результате... сами знаете это неприличное слово.

Да, можно и так сказать.

И, знаете, мне это нравится. Мне по душе, что книга вызывает такое количество вопросов. Вот, например... Мы постоянно живем войной. Сводки с фронта стали почти обязательны в теленовостях, как прогноз погоды. Так почему не поговорить о войне на материале XIX века? Писатели ведь действительно воевали. Именно воевали, а не смотрели войну по телевизору. И убивали, и "подавляли восстание в Польше", и "аннексировали Финляндию", и "ехали служить на Кавказ". Это же правда. Прилепин об этом сто раз говорил в статьях и интервью. Но одно дело говорить, другое - доказывать.

Сам Прилепин в интервью признался, что толчком к написанию книги стало "высказывание Николая Сванидзе о том, что Прилепин скучает по войне, а русские литераторы так себя никогда не вели, не надо никакую войну путать с Отечественной". Услышав это, Прилепин "огорчился". "Думаю: "Ну что это, он же историк, почему же он такие нелепые вещи произносит публично. Надо написать".

Меня мои учителя, которым я благодарен и от которых не отрекусь, все-таки воспитали на другом Золотом веке

Тут, конечно, есть элемент ёрничества, но только элемент. Да, книга Прилепина в некотором роде и есть семисотстраничное высказывание Прилепина о высказывании Сванидзе.

Серьезные филологи и историки начнут морщить носы и зажимать их носовыми платками. Фу, как нехорошо! Какое это имеет отношение к филологии и истории? Это поле для благородных ристалищ, а не для сведения публицистических счетов. Но Прилепин не филолог и не историк. Он - писатель. А у писателей бывает и так. "Отцы и дети" были "репликой" Тургенева на модное слово "нигилизм", а роман "Что делать?" Чернышевского, написанный в Петропавловской крепости, был репликой на роман "Отцы и дети". А "Бесы" Достоевского были "репликой" на нечаевский процесс и на того же Чернышевского...

Можно и более современные примеры привести. "Прокляты и убиты" Астафьева безусловно были "репликой" на всю советскую литературу о Великой Отечественной войне, включая и ту, что мы считали самой честной, но и она, по Астафьеву, не сказала последней самой страшной правды.

Астафьева не поняли... Стали говорить, что он "очерняет". Зачем он, например, показывает, как расстреливают деревенских новобранцев, которые, не соображая, что совершают дезертирство, ушли погостить в свою деревню? И так далее. Но всё, что писал Астафьев, было правдой. Вопрос - для чего?

Книга Прилепина вызывает у меня такой же вопрос. И даже несколько вопросов. Зачем? Для чего? Для кого? Почему в подзаголовок вынесено слово "ополченцы"? И наконец, зачем нам "перезагружать" отношение к Золотому веку и актуализировать его до такой степени, как делает Прилепин, сравнивая адмирала Шишкова с Александром Прохановым. Может, стоит оставить его, как есть, как было, и пусть там "колокольчик однозвучный утомительно гремит", а Татьяна пишет письмо Онегину, а тот со странным чувством всматривается в мертвое лицо убитого им друга, а не бежит по-бойцовски в штыковую атаку, технику которой Прилепин захватывающе описывает в одной из статей неважно о каком поэте. Ведь война "сама по себе искусство". Согласен. Много есть разных искусств.

Но меня мои учителя, которым я благодарен и от которых не отрекусь, все-таки воспитали на другом Золотом веке. На искусстве жалости и сострадания. Да, на письме Татьяны... Да, на "небе Аустерлица"... Да, на дрожащих руках Раскольникова...

И Сванидзе тут совершенно ни при чем.

Текст: Павел Басинский 

 

«Российская газета»

 


http://izdatsovet.ru/upload/iblock/d35/1.jpg

21.02.2017

Утомленные Дядькой Черномором

Завершая в РГДБ акцию «Дарите книги с любовью», Максим Аверин прочитал детям сказки Пушкина

18 февраля в Российской государственной детской библиотеке Анжела Лебедева, директор ассоциации «Растим читателя», подвела итоги акции «Дарите книги с любовью», которая стартовала 14 февраля, во Всемирный день книгодарения. В акции приняли участие 700 библиотек из 60 регионов России. А некоторые даже продлили сбор книг. Например, книжный магазин «Москва» помогает восстановить книжный фонд Купреевской библиотеки — принести и оставить книги для нее можно до 19 февраля включительно.

Вечер в РГДБ продолжился чтением сказок Пушкина. Чтецом выступил заслуженный артист России Максим Аверин. Он уже был готов читать, сообщил, что сейчас ребята услышат «Сказку о царе Салтане» Александра Сергеевича Пушкина… как с первого ряда сначала раздался восхищенный крик: «Какая у вас книга красивая!» А следом утомленный стон… Тогда Максим уверил недовольного слушателя, что будет весело — ведь Пушкин не писал скучно! Ребята еще немного поелозили, пошумели, но через несколько минут притихли. Заслушались:

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком…

Аверин надолго заворожил юную аудиторию, вальяжно разлегшуюся прямо около сцены. Но ближе к середине произведения, когда добрались до «витязей морских», ребята все же немного побили друг друга подушками, на которых лежали. Дядька Черномор на них явно повлиял негативно. Чтецу даже пришлось предупредить слушателей, что он может обидеться и уйти… Зато когда речь зашла о прекрасной царевне Лебедь, все девчонки потянулись поближе к сцене, некоторые даже готовы были на нее вскарабкаться.

Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами
И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась…

После этих строк некоторые даже радостно завизжали. Те, кому не хватило места у сцены с самого начала, подтягивались с последних рядов.
Под конец чтения, кажется, на полу у сцены были замечены даже некоторые родители…
Завершилось выступление артиста прочтением не менее известного произведения о Золотом Петушке. После чего и дети, и взрослые поспешили брать автограф и фотографироваться со сказочником этого вечера — Максимом Авериным. Который с радостью откликнулся на просьбу своих неусидчивых слушателей.

 

Текст: Анастасия Скорондаева

Источник